трое не считая собаки плыли по реке

Занимательная география География - одна из древнейших наук человечества. Вот уж...

Большинство из вас, безусловно, помнит ученого-географа Жака Паганеля - одного из героев популярного романа Жюля Верна "Дети капитана Гранта". Еще более ста лет назад он выражал глубокую озабоченность будущим географии, тем, что на Земле вскоре уже нечего будет открывать. И, действительно, не утратила ли ныне древняя наука о Земле своего былого предназначения, не исчерпала ли своих возможностей, не превратилась ли в "извозчичью науку", которая была так неугодна мадам Простаковой из фонвизинского "Недоросля"? Нет! Ошибочная эта мысль, друзья! Только на первый взгляд может показаться, что география уже выполнила свою великую историческую миссию и не имеет перспектив развития, что она потеряла присущую ей когда-то романтику поисков и открытий. В действительности же развитие науки также бесконечно, как и бесконечны возможности познания природы.

Посмотрите на карту: все ли вы знаете об Антарктиде, исследование которой вот уже несколько десятков лет проводятся учеными ряда стран? Более ста походов общей протяженностью свыше 100000 км осуществили по ее заснеженным просторам только лишь ученые бывшего Советского Союза. Издан первый в мире двухтомный "Атлас Антарктики", где внутри вчерашних "белых пятен" нанесено более тысячи новых географических названий. И все же неразгаданного и до сих пор достаточно. А ведь не раскрыв секретов шестого континента, мы не разгадаем тайн изменения климата и погоды планеты. К тому же 90% пресной воды, дефицит которой уже ощущается в различных регионах, сосредоточено именно здесь. Значительный вклад в раскрытие тайн Антарктиды принадлежит исследователям из СНГ.

Немало таинственного скрывают тропические леса Южной Америки, пустыни Австралии, замкнутые горные области второго по площади на Земле острова Новая Гвинея, лесистые районы полуост

Источник

Запятание

С надеждой думалось человеку: а вдруг блеснёт знакомый огонёк в окне и он найдёт там своих дочерей и жену, которых, возможно, выпустили из полиции, потому что за что же их там держать? В. Быков, Волчья стая. Не дай бог, а вдруг заподозрят! Ч. Айтматов, Лицом к лицу.

Вот у вас, читатель, сын двоечник… уж вы его ремнём охаживаете, стыдите прилюдно и наедине, а ведь любите, сознайтесь, сердце от любви и боли разрывается… С. Абрамов, Как хорошо быть генералом. Никто не может толком объяснить, почему мои степные очерки, встреченные поначалу редакцией с таким ликованием, теперь ни у кого не вызывают энтузиазма, а ведь сколько откровенных признаний вызвали затронутые проблемы. Ч. Айтматов, Плаха.

1. Союз + вводное слово. Если слова «вернее сказать» можно изъять или переместить, то они выделяются с двух сторон знаками препинания, обычно запятыми. Если же исключить или переставить слова «вернее сказать» нельзя, то запятая между «а» и «вернее сказать» не ставится (такая пунктуация встречается редко).

Гаврик на огороде кипятил в казанке воду – напоить больного чаем. То есть не чаем, а, вернее сказать, той душистой травкой, которую дедушка собирал в мае на окрестных холмах, сушил и употреблял вместо чая. В. Катаев, Белеет парус одинокий. Последним в класс вошёл, а вернее сказать, вбежал Федя.

«Вы ничуть не мешаете мне, – возразил он, – извольте себе стрелять, а впрочем, как вам угодно; выстрел ваш остаётся за вами; я всегда готов к вашим услугам». А. Пушкин, Выстрел. Тянуло теплом и даже жаром, пахло странно, а впрочем, скорее приятно. А. и Б. Стругацкие, Повесть о дружбе и недружбе. Смотря по погоде. // А впрочемА впрочем, соснём на свободе. // А впрочем – на бочку! Цирюльник, воды! Б. Паст

Источник

С самого раннего детства я больше всего на свете любил море. Я завидовал каждому матросу, отправлявшемуся в дальнее плавание. По целым часам я простаивал на морском берегу и не отрывая глаз рассматривал корабли, проходившие мимо.

Моим родителям это очень не нравилось. Отец, старый, больной человек, хотел, чтобы я сделался важным чиновником, служил в королевском суде и получал большое жалованье. Но я мечтал о морских путешествиях. Мне казалось величайшим счастьем скитаться по морям и океанам.

– Я знаю: ты хочешь бежать из родного дома. Это безумно. Ты должен остаться. Если ты останешься, я буду тебе добрым отцом, но горе тебе, если ты убежишь! – Тут голос у него задрожал, и он тихо прибавил:

Мне стало жаль старика, я твёрдо решил остаться в родительском доме и не думать более о морских путешествиях. Но увы! – прошло несколько дней, и от моих добрых намерений ничего не осталось. Меня опять потянуло к морским берегам. Мне стали сниться мачты, волны, паруса, чайки, неизвестные страны, огни маяков.

Через две-три недели после моего разговора с отцом я всё же решил убежать. Выбрав время, когда мать была весела и спокойна, я подошёл к ней и почтительно сказал:

– Мне уже восемнадцать лет, а в эти годы поздно учиться судейскому делу. Если бы даже я и поступил куда-нибудь на службу, я всё равно через несколько ней убежал бы в далёкие страны. Мне так хочется видеть чужие края, побывать и в Африке и в Азии! Если я и пристроюсь к какому-нибудь делу, у меня всё равно не хватит терпения довести его до конца. Прошу вас, уговорите отца отпустить меня в море хотя бы на короткое время, для пробы; если жизнь моряка не понравится мне, я вернусь домой и больше никуда не уеду. Пусть отец отпустит меня добровольно, так как иначе я буду вынужден уйти из дому без его разрешения.

– Удивляюсь, как можешь ты думать о морских путешествиях после твоего ра

Источник

Короткие смешные истории в переводе с английского (автор Джером К. Джером)

Джером Клапка Джером — известный английский писатель, смешные истории которого, наверное, знают все. Эти истории вошли в сборники «Трое в лодке, не считая собаки» и «Трое на четырех колесах». На этой страничке вы найдете две короткие смешные истории в переводе с английского. Изучающим английский язык предлагаю прочитать эти истории на английском языке в оригинале или в адаптированном варианте. Всем удачи!

Джордж, как всегда, был нашим представителем. Он улыбнулся, той самой улыбкой, которая была припасена у него для подобных случаев, и произнес, обращаясь к пожилому джентльмену: «Не могли бы Вы дать нам немного воды, пожалуйста?». Конечно, ответил тот: «Возьмите, сколько хотите, и оставьте остальное». «Спасибо»,- пробормотал Джордж, оглядываясь в поисках воды и не видя ее: «А где? Где вы ее держите?» «Да, все на том же месте, мой мальчик. Как раз за твоей спиной». «Но я ее не вижу»,- сказал Джордж и еще раз посмотрел вокруг. «Бог мой, где твои глаза?!» — воскликнул старик. Он бесцеремонно развернул Джорджа и указал на реку у него за спиной. «Там воды на всех хватит, не так ли!» «О!» — произнес Джордж в изумлении, когда до него наконец дошло, — «Но мы же не можем пить из реки, понимаете?»

«Ну, всю реку не выпьете, а немножко – можно!»- ответил старик, — «Это то, что я пью уже 15 лет». Улыбка исчезла с лица Джорджа. Он пробубнил, что внешний вид пожилого джентльмена не служит достаточно хорошей рекламой для этой воды, и он предпочел бы набрать воды из колонки.

Мы ушли и набрали воды в доме, немного выше по течению реки. Сказать по правде, это тоже была вода из реки, но нам об этом не сказали. Мы ее выпили и все было в порядке. Потому что, что глаза не видят, о том живот не бес

Источник
как облегчить роды собаке
Принять самостоятельно роды у собаки – очень ответственное решение. Нужна предварительная подготовка, чтобы не растеряться в самый ответственный момент. Необходимо знать наперёд, что происходит и чем можно помочь пи

Давно уже имел я намерение написать историю какого-нибудь города (или края) в данный период времени, но разные обстоятельства мешали этому предприятию. Преимущественно же препятствовал недостаток в материале, сколько-нибудь достоверном и правдоподобном. Ныне, роясь в глуповском городском архиве, я случайно напал на довольно объемистую связку тетрадей, носящих общее название "Глуповского Летописца", и, рассмотрев их, нашел, что они могут служить немаловажным подспорьем в деле осуществления моего намерения. Содержание "Летописца" довольно однообразно; оно почти исключительно исчерпывается биографиями градоначальников, в течение почти целого столетия владевших судьбами города Глупова, и описанием замечательнейших их действий, как-то: скорой езды на почтовых, энергического взыскания недоимок, походов против обывателей, устройства и расстройства мостовых, обложения данями откупщиков и т. д. Тем не менее даже и по этим скудным фактам оказывается возможным уловить физиономию города и уследить, как в его истории отражались разнообразные перемены, одновременно происходившие в высших сферах*. Так, например, градоначальники времен Бирона отличаются безрассудством, градоначальники времен Потемкина -- распорядительностью, а градоначальники времен Разумовского -- неизвестным происхождением и рыцарскою отвагою. Все они секут обывателей*, но первые секут абсолютно, вторые объясняют причины своей распорядительности требованиями цивилизации, третьи желают, чтоб обыватели во всем положились на их отвагу. Такое разнообразие мероприятий, конечно, не могло не воздействовать и на самый внутренний склад обывательской жизни; в первом случае, обыватели трепетали бессознательно, во втором -- трепетали с сознанием собственной пользы, в третьем -- возвышались до трепета, исполненного доверия*. Даже энергическая езда на почтовых -- и та неизбежно должна была оказывать известную долю влияния, ук

Источник

На рыбачьей тропе (Рассказы о природе) — Носов Е.И.

Рассказы, составившие этот раздел, характеризуют начальный период творчества Е.И. Носова, печатались во второй половине 50 — первой половине 60-х годов в курской молодежной газете «Молодая гвардия», в «Курской правде», в журналах «Огонек», «Наш современник», в «Литературной газете». По сравнению с первым изданием большинство произведений переработано автором, в некоторых из них изменены заголовки.

Ночью на мокрые деревья упал снег, согнул ветви своей рыхлой сырой тяжестью, а потом его схватило морозцем, и снег теперь держался на ветках крепко, будто засахаренная вата.

Прилетела синичка, попробовала расковырять намерзь. Но снег был тверд, и она озабоченно поглядела по сторонам, словно спрашивая: «Как же теперь быть?»

Я отворил форточку, положил на обе перекладины двойных рам линейку, закрепил ее кнопками и через каждый сантиметр расставил конопляные зерна. Первое зернышко оказалось в саду, зернышко под номером тридцать — в моей комнате.

Синичка все видела, но долго не решалась слететь на окно. Наконец она схватила первую коноплинку и унесла ее на ветку. Расклевав твердую скорлупку, она выщипала ядро.

Я сидел за столом, работал и время от времени поглядывал на синичку. А она, все еще робея и тревожно заглядывая в глубину форточки, сантиметр за сантиметром приближалась по линейке, на которой была отмеряна ее судьба.

Наконец осталось последнее зерно. Оно лежало на саном кончике линейки. Зернышко казалось таким далеким, и идти за ним так боязно!

Синичка, приседая и настораживая крылья, прокралась в самый конец линейки и оказалась в моей комнате. С боязливым любопытством вглядывалась она в неведомый мир. Ее особенно поразили живые зеленые цветы и совсем летнее тепло, которое овевало озябшие лапки.

признаки беременности собаки на первой неделе
Для того, чтобы  роды прошли благополучно, а щенки выросли здоровыми и сильными, в период вынашивания потомства собакой хозяин должен с особым вниманием с ней обращаться, выполняя все рекомендации по кормлению и моцио

— Они научили зажигать это солнце, сажать эти цветы и те де

Источник

Брету Истону Эллису, чье великодушие я всегда буду с благодарностью помнить, и Полу Эдварду МакГлойну — вдохновителю и меценату, лучшему другу до конца моих дней.

В горах начал таять снег, а Банни не было в живых уже несколько недель, когда мы осознали всю тяжесть своего положения. Кстати, нашли его только через десять дней после гибели. Это была одна из самых крупных поисковых операций за всю историю Вермонта — полиция штата, Национальная гвардия, ФБР. В колледже отменили занятия, в Хэмпдене временно закрыли красильную фабрику, люди приезжали из Нью-Хэмпшира и Нью-Йорка, даже из Бостона.

Странно, что бесхитростный план Генри прекрасно сработал, несмотря на все непредвиденные обстоятельства. Мы ведь вовсе не собирались прятать тело. На самом деле мы просто оставили его там, куда оно упало, понадеявшись, что случайный прохожий наткнется на него прежде, чем исчезновение Банни заметят. Все говорило само за себя: шаткие камни, осыпавшийся край обрыва, на дне ущелья — труп со сломанной шеей. Обычный несчастный случай. Смиренно пролитые слезы, скромные похороны — все могло бы пройти тихо и незаметно, если бы той ночью не выпал снег. Он полностью занес тело Банни, и через десять дней, когда наконец настала оттепель, участники поисков — полиция, ФБР, волонтеры — обнаружили, что все это время ходили по его трупу, утаптывая снег в плотную ледяную корку.

Люди в форме, вспышки фотоаппаратов, толпы народа, облепившие Маунт-Катаракт, как муравьи сахарницу, — трудно поверить, что такой шум поднялся вокруг происшествия, ответственность за которое отчасти лежит на мне. Еще труднее поверить, что через все это мне удалось пройти, не вызвав и тени подозрения. Но пройти, увы, еще не означает уйти, и хотя некогда я полагал, что тем апрельским днем навсегда покинул злополучное ущелье, сейчас я в этом совсем не уверен. Теперь, когда поиски давным-давно закончились и в

Источник